Karmina DL
Он чувствовал себя необыкновенно свободно - так
бывает только на чужбине, когда, разговаривая с простым
народом, сам умалчиваешь обо всем, что тебя касается, и
равнодушно расспрашиваешь об их делах, причем как будто ставишь
их на одну доску с собой, но обрываешь разговор, когда
заблагорассудится.